Суды для защиты прав инвесторов появятся в россии

Специализированные инвестиционные суды: нужны ли они рынку и государству?

Сразу на трех дискуссионных панелях II Восточного экономического форума участники обсуждали вопрос о необходимости создания специализированных судов для рассмотрения инвестиционных споров, возникающих на финансовых рынках и в рамках территорий опережающего развития. Также дискутировалось, возможно ли, чтобы такой специализированный суд эффективно действовал в рамках третейского судопроизводства и при этом стал дополнительным стимулом привлечения инвестиций. Газета «Экономика и жизнь» решила продолжить начавшуюся дискуссию и, собрав ее инициаторов — представителей юридического и инвестиционного сообщества уже в Москве, совместно с Торгово-промышленной палатой России и Институтом развития гражданского законодательства организовала круглый стол «Правовая защита инвестиций: инструменты разрешения споров», в ходе которого попыталась определить, назрела ли в российской судебной системе необходимость в новом судебном инструменте защиты инвесторов.

Когда на фондовом рынке происходит дефолт по облигациям, кредитор-инвестор по факту остается один на один со своим заемщиком, сетует эксперт фондового рынка Наталья Пекшева. После кризиса 2008 г. регулятор предложил рынку лишь один инструмент защиты инвестора — институт представителя владельцев облигаций, повторяющий концепцию трасти, общепризнанную в мировой практике, но, так же как и там, малоэффективную. Трасти — обычно это подразделение банка или юридическая фирма — должен оперативно помочь инвесторам приступить к реструктуризации или обратиться в суд. Но на практике он не имеет возможности постоянно содержать в боевой готовности достаточный пул высококвалифицированных специалистов, необходимых для реструктуризации, и старается отделываться от заемщиков лишь формальными отписками, не представляя информацию и даже возможность дозвониться до себя и соглашаясь действовать только в том случае, если заемщики проголосуют за какое-то решение и будут готовы понести существенные расходы, авансируя действия представителя.

В ситуации, когда реструктуризация невозможна и надо обращаться в суд, кредитор — юридическое лицо должен отправляться в арбитражный суд по месту регистрации эмитента или заемщика. Средний срок разбирательства по дефолтам по облигациям составляет год, хотя это очень простое событие и непонятно, почему срок настолько долгий, недоумевает Н. Пекшева. Ведь дефолт — это факт неполучения депозитарием платежа для распределения среди облигационеров, который может быть им же и удостоверен. Несмотря на то что законодательство дает возможность каждому инвестору на следующий день после дефолта отправиться в суд, даже решение о том, что его претензии обоснованны, судом быстро вынесено не будет. При этом очень много времени придется потратить на то, чтобы просто объяснить судьям, что представляют собой облигации. Самый неприятный момент для всех организаторов размещений и продавцов облигаций — это объяснять иностранным портфельным инвесторам, что в случае дефолта им придется ехать в далекий российский регион и судиться там на русском языке перед судьями, которые далеко не всегда понимают, что представляет собой предмет спора.

В этой связи среди профессиональных участников фондового рынка возникает запрос на создание специализированного суда, подобного Суду по интеллектуальным правам, где портфельные инвесторы могли бы быстро получать разрешение спорных ситуаций и на профессиональном языке беседовать с судьями. Эта идея нравится всему инвестиционному сообществу, утверждает Н. Пекшева, но насколько целесообразна она для страны?

Развивать действующие институты или строить новые?

Идея создать специализированный инвестиционный суд целесообразна хотя бы потому, считает Елена Постнова, руководитель Управления правового обеспечения профессиональной деятельности на финансовых рынках ПАО «СПБ», что сами инвесторы тоже не всегда понимают смысл и сложность тех продуктов, которые приобретают через своих брокеров. Это приводит к тому, что судебные и надзорные органы завалены однотипными делами и не могут обратить внимание на более серьезные проблемы. Создание специализированного суда и обобщение им практики позволит инвестору, прежде чем идти в суд, оценить перспективы судебного разбирательства и, возможно, найти ответы на свои вопросы. Хотелось бы, чтобы появился орган, который бы сфокусировался не на судебном процессе как таковом, а на скорости и профессионализме решения проблем инвестора. Чтобы инвестор понимал, как быстро и с помощью чего он может отстоять свои права.

Однако создание специальных судов для защиты инвесторов поддерживают не все. Специализированный инвестиционный суд не нужен по причине того, что в российской судебной системе уже есть все условия для того, чтобы развивать действующие институты, а не громоздить новые. А судебная практика в части защиты прав инвестора и так развивается в положительном направлении, утверждает Сергей Ильин, директор юридического департамента инвестиционной компании QBF CORPORATION. Разочарование в судебной системе, судейском усмотрении, законах и нелогичной практике обычно возникает после проигранного спора. Тем не менее инвесторы с удовольствием обращаются в прокуратуру, ФАС России, и в суды, начиная с мировых и районных, которые успешно разбираются с возникшими вопросами. Например, в ноябре 2009 г., через месяц после того, как упал финансовый рынок России, классический районный судья суда общей юрисдикции, рассматривая один спор, прекрасно понял процессуальную позицию одной из сторон о том, почему изменение стоимости актива в портфеле клиента не является убытком в понимании ст. 15 ГК РФ.

Действительно, в российском законодательстве имеется хорошая нормативная основа, к тому же в ходе реформы ГК РФ многие из проблем, которые не могли преодолеть суды в практике, во многом были разрешены, подтверждает Мария Ерохова, доцент кафедры гражданского права НИУ «ВШЭ». И все же второй столп, на котором выстраивается эффективная защита прав инвесторов, — независимый суд. Нужно прилагать максимум усилий для его создания, и специализация судов — это хороший элемент создания системы эффективного правосудия. Единственный специализированный суд в российской судебной системе — Суд по интеллектуальным правам всего за несколько лет оправдал свое основание и намного лучше справляется со сложными спорами об интеллектуальной собственности по сравнению с тем, как это происходило в прежней судебной практике.

Мир развивается в сторону усложнения, поэтому специализация судов неизбежна

Искендер Нурбеков, заместитель директора по правовым вопросам и инициативам Фонда развития интернет-инициатив обратил внимание на то, что, хотя изменения гражданского законодательства в 2014—2015 гг. о юридических лицах были обращены в направление защиты покупателя-инвестора, все равно остались некоторые изъяны, из-за которых инвестор, приходя в суд, не может предполагать, какого результата ему ожидать. Поэтому, в частности, на венчурном рынке мы наблюдаем много скрытых конфликтов и мало судебных споров. В то же время объективные экономические и внешнеполитические факторы увеличивают количество венчурных сделок в российской юрисдикции. И инвесторы дают понять, что им хотелось бы иметь понятный единый центр формирования практики, что может быть реализовано на венчурном рынке, в том числе в формате специализированного третейского суда.

Читайте так же:  Обзор паевых фондов втб

Также И. Нурбеков обратил внимание на рынок краудинвестинга, на котором удовлетворяется потребность частных инвесторов с деньгами «под подушкой» в высокорисковых и высоколиквидных инструментах. Но краудинвестинговые проекты рассчитаны на пул из более, чем 50 инвесторов с низким средним вкладом, где любой спор грозит перерасти в хаос. Поэтому на рынке есть потребность в квазиуправляющих, к которым при возникновении споров было бы доверие со стороны инвесторов с точки зрения принятия решений и ведения разбирательства. Также для этого рынка крайне актуально появление онлайн-платформ для разрешения споров, которые позволят рассредоточенным по территории страны инвесторам не ездить для их разрешения по регионам.

Мир развивается в сторону усложнения и специализации, и поэтому выделение специализированного бизнес-правосудия отвечает современным тенденциям, считает Антон Клячин, управляющий партнер юридической фирмы Salomon Partners. Не может один и тот же судья вдумчиво и взвешенно разрешать все многообразие существующих споров. Тем более что специализация в российских судах де-факто есть, например, банкротные и административные составы судей. И развитие специализации может продолжаться, не требуя увеличения состава и расходов судов. При этом представители бизнеса вполне готовы платить большие судебные пошлины, ожидая более качественных судебных решений, что создает потенциал для развития третейских судов, которые могли бы стать востребованы не только внутри страны, но и в той части мира, которая говорит по-русски и ориентируется на российское право.

Однако Н. Пекешева, возразила на это, что частные участники ГЧП и концессионных соглашений нередко привлекают финансирование для реализации проекта на фондовом рынке. При этом большая часть концессионных сделок на настоящий момент заканчивается убытками. Это означает, что потребуется реструктуризация облигаций, а следовательно, рассмотрение конечными инвесторами-кредиторами таких соглашений напрямую. Поэтому, когда речь идет о двусторонних спорах публичного и частного участника, специализированный суд может быть и не нужен, но расширение базы ГЧП-проектов неизбежно повлечет за собой увеличение количества споров на финансовом рынке, что возвращает нас к идее специализированного инвестиционного суда.

Революционная ситуация и удаленный суд

Создание специализированного инвестиционного суда в рамках государственной системы наиболее приемлемо с точки зрения инвесторов, потому что у них появляется единственный ориентир и понятное место обращения, считает Елена Авакян, советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Предпосылками создания любого специализированного суда является революционная ситуация — когда потребители уже не могут существовать в сложившейся ситуации и «верхи» тоже не согласны мириться с проблемой, складывающейся у потребителей. Такая революционная ситуация существовала в сфере интеллектуальной собственности. Единственный орган, который рассматривал эти споры, был вынужден перерабатывать огромное количество материала, обжалование его действий было крайне затруднено. Тем не менее присутствовала ярко выраженная централизация всех споров в рамках одного региона, и действительно отсутствовали специализированные кадры на местах, которые могли бы рассматривать споры о вопросах науки и техники на уровне высокоподготовленных специалистов. Создать подобные составы по всей России было невозможно. И это стало одной из главных научных и моральных предпосылок создания Суда по интеллектуальным правам.

В результате сегодня мы имеем выстроенную правоприменительную практику, понятную и прозрачную процедуру рассмотрения и удовлетворенность как профессионального сообщества, так и регулятора работой этого института. Мы получили суд, который может спокойно, без «зашоренности» и «заваленности» текучкой рассматривать элитарные специфические споры по существу, вдумываясь и тщательно анализируя каждый из них. Необходимость снижения нагрузки для рассмотрения этих особо сложных споров в отдельной процедуре отдельными специализированными судьями стало второй предпосылкой необходимости создания СИП. Нужно ли нечто подобное для финансовых рынков? Если мы хотим привлекать инвесторов и обеспечивать им комфортные условия, то да. Возможно ли это сейчас? Да, если будет действительно консолидированное мнение рынка.

Но итоги круглого стола показывают, что такого консолидированного мнения нет. Для появления специализированного суда необходимы политическая воля и существенные финансовые вложения. Ежегодное содержание суда с аппаратом и составом из 20 судей требует около 200 млн руб.: 30—40 млн руб. минимально потребуется на начальном этапе как вложение в основные средства — помещение, техническое оснащение и мебель (если не возникнет потребность строить здание).

Но первый вопрос, который должен быть решен: какие споры должны быть отнесены к компетенции специализированного суда? Все споры, связанные с эмитентами эмиссионных ценных бумаг, затрагивающие интересы инвесторов? Готовы ли мы давать четкую характеристику того, кто является в данном контексте инвестором и в каких отношениях, мы полагаем, должны возникать инвестиции, чтобы данный спор стал подведомственным специализированному суду? Если эти вопросы теоретически решить, то можно будет обеспечить суду нагрузку и направление обобщения практики и выстраивание единой практики правоприменения.

Возможен и такой подход: передача в специализированный суд всех споров из деятельности публичных компаний. Но тогда это будет уже не средний специализированный суд, а суд с колоссальным объемом нагрузки, дублирующий по размеру Арбитражный суд города Москвы и оттягивающий компетенцию у иных судов арбитражной системы.

На сегодняшний день нет в правовом в сообществе ясности и относительно места расположения специализированного суда. Подразумевается, что он должен располагаться в столице. Но в контексте развития территорий опережающего развития, Свободного порта Владивосток и биржи «Восток», которая, заработав по местному времени на азиатских рынках, создаст в России возможность внутреннего арбитража (ведь окончание торгов на одной бирже будет происходить одновременно с их началом на другой), если мы сможем в системе специализированного правосудия создать суд с удаленным судебным представительством на Дальнем Востоке, осуществляющий правосудие в режиме 24 часа семь дней в неделю, это будет очень интересно с точки зрения оперативного разрешения споров. Особенно, если по определенным спорам будет решен вопрос об ускорении сроков их рассмотрения или, по крайней мере, ускорения решения о принятии обеспечительных мер.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/332199/

СМИ: Козак подготовил законопроект о защите инвесторов

4 сентября вице-премьер Дмитрий Козак представил Российскому союзу промышленников и предпринимателей (РСПП) рабочую версию проекта закона «О поощрении и защите частной инвестиционной деятельности в России», передаёт «Коммерсант» со ссылкой на текст документа.

Разработанный законопроект ещё не внесли на рассмотрение в правительство. Тем не менее, как отмечает газета, его можно рассматривать в качестве конкурирующего с проектом закона о СЗПК, который Минфин подготовил ещё в 2018 году.

Читайте так же:  Сроки возврата tax free памятка для путешественников

Будущее законопроекта о СЗПК, который разработали под руководством замглавы Минфина Андрея Иванова, пока не определено. Последнюю версию документа окончательно в кабмине не согласовали, пишет издание.

Инициатива Минфина представляет собой единый частноправовой договоров государства и инвестора, который фиксирует все возможные условия осуществления проекта. В частности, законопроект предусматривает ответственность государства в случае нарушения им условий. Кроме того, в документе прописаны принцип конкурсного доступа к любой прямой господдержке проектов, запрет создания ограничений на репатриацию прибылей и инвестируемого из России капитала.

Альтернативный проект Козака радикальней в плане защиты инвестиций, отмечает «Коммерсант». Согласно ему, любое регуляторное или квазирегуляторное изменение в госсекторе (в частности, изменение размера налогов, тарифов, сроков создания инфраструктуры государством) можно через суд признать «реальным ущербом» инвестора. Такой ущерб государство должно ему компенсировать на следующий год после признания.

Источник: http://pravo.ru/news/215055/?mob_news_54=

В России появятся инвестиционные суды

В России появятся инвестиционные суды. Об этом рассказал «Известиям» замминистра по развитию Дальнего Востока Александр Крутиков. Соответствующий законопроект уже подготовлен Минвостокразвития.

Новый суд будет создан в качестве ветви уже существующего арбитражного. По умолчанию в нем будет применяться российское административное право, однако инвесторы при заключении договоров смогут выбрать любое другое. Также он может быть наделен компетенцией в области уголовного права.

Нововведение призвано привлечь иностранных инвесторов, которым неудобно работать в условиях российского арбитража, путем создания понятных механизмов и инфраструктуры для защиты прав международных инвесторов. Предполагается, что инвестиционный суд сможет также разрешать споры в рамках государственно-частного партнерства и проекта «Дальневосточный гектар».

Первый такой суд появится во Владивостоке и будет рассматривать споры резидентов территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток. В такие же суды смогут обращаться участники специальных административных районов (САР) во Владивостоке и Калининграде.

Судьи СИС должны будут иметь опыт работы как в судебной системе, так и в частной практике или в бизнес-среде, с общим юридическим стажем не менее 15 лет. Также для новой должности потребуется опыт работы в финансовой или банковской сфере России и свободное владение английским языком. При этом отсутствие опыта работы в качестве арбитра не помешает занять должность судьи СИС. На первоначальном этапе функционирования новым органам будет необходимо не более 20 судей.


Источник: http://st2.1ul.ru/city_online/ekonomika/news/v_rossii_poyavyatsya_investicionnye_sudy/

Проект «упакуют» на родине

— С чем связана необходимость законодательных изменений?

— Что это за инструменты?

Проблема в чем: обычно у инвестора есть доля в проекте, но не 100%. Когда ты продаешь 40% от проекта, они стоят одну цену, «икс», и она вряд ли кому-то нужна, потому что проект не генерирует дивиденды или стратегический инвестор не заинтересован делить управление с другими акционерами и так далее. А в ситуации, когда ты можешь обеспечить 40% своих + 60% акций других акционеров, она порождает стоимость «икс»+N, которая и несет прибыль для инвестора. Поэтому правила опционов «таг элонг» и «драг элонг» очень важны для инвесторов с точки зрения защиты их прав, повышения ликвидности для инвестора.

При этом, когда я использую слово «заставить», здесь нет ничего нерыночного, это просто те договоренности, которые гарантируют инвестору, что он вкладывает деньги в проект, который принесет ему прибыль на условиях не менее выгодных, чем для основателей. А основатели дают ему это обязательство. Юридический механизм эти джентльменские договоренности позволяет закрепить.

Еще один инструмент уже есть в Гражданском кодексе, это корпоративный договор. Но с практической точки зрения необходимо, чтобы в нем могли быть реализованы инструменты, о которых я сказал, а также были возможны договоренности о непропорциональном принятии решений в обществе, чтобы инвестор мог реализовать право вето на некоторые вопросы. Важный для инвестора инструмент — ликвидационная привилегия. Она состоит в том, что, вкладываясь в проект, инвестор получает право при добровольной ликвидации проекта или при продаже стратегическому инвестору получить средств больше, чем та доля, которую он имеет в компании. Также привилегия действует при реорганизации компании, когда происходит, по сути, обмен акциями, и инвестор имеет право в новой компании получить акций больше, чем была его доля до реорганизации.

— Зачем это нужно?

— Все это делается для того, чтобы отразить роль инвестора в инвестициях ранних стадий. Обычно инвестор приносит не только деньги, но и связи, в том числе контакты со стратегическими инвесторами, заказчиками. И несмотря на то что его доля акций в компании может быть незначительной, его роль в продаже этой компании может быть довольно высокой. Очень часто инвесторы вкладываются в компанию в ситуации неочевидности, у нее нет серьезных активов, серьезных продаж, но есть большие перспективы. И в качестве премии за тот риск, который несет инвестор, вкладывая деньги в неочевидный проект, он и получает эти ликвидационные привилегии и опционы. Еще один механизм защиты прав инвесторов — это привилегированные акции. Они дают инвестору право на доступ к информации, на блокирование тех или иных решений, по взаимному выкупу проекта в случае, если что-то пойдет не так. В разных ситуациях интересны разные варианты входа в инвестиции, и нам кажется правильным реализовать и корпоративный договор, и различные типы привилегированных акций. Так как для разных проектов разных стадий могут быть выгодны оба варианта.

— Потребуются ли какие-либо изменения в механизмы судебной защиты?

— Некоторое время назад на венчурном рынке появилась форма инвесттоварищества. Однако особого энтузиазма она не вызвала. Как сделать так, чтобы предлагаемые вами инструменты реально заработали?

— Инвесттоварищество — это специфический инструмент, который был сформирован не для финансирования проектов, а для создания инвестиционных фондов. А формирование фондов имеет свои особенности, связанные с тем, что инвесторы этих фондов гораздо более чувствительны к особенностям законодательства, чем сами фонды при инвестировании проектов. Плюс в силу того, что целевая аудитория этих изменений была довольно узкая, консервативная, то, наверное, инвесттоварищество не получило такого широкого применения, как предполагали авторы проекта. Сама идея инвесттоварищества мне кажется привлекательной, особенно для синдицированных сделок. Это простой способ объединения капиталов, который имеет экономический смысл.

Источник: http://rg.ru/2014/09/23/sdelki.html

Верховным Судом РФ обобщена судебная практика по вопросам разрешения судами споров, связанных с применением законодательства об иностранных инвестициях и защитой прав иностранных инвесторов

В настоящем Обзоре Верховным Судом РФ определены, в частности, следующие правовые позиции:

к осуществлению инвестиционной деятельности в Российской Федерации в форме создания юридического лица допускаются иностранные инвесторы, которые представили документы, подтверждающие их правоспособность и дееспособность, в том числе выданные уполномоченным органом иностранного государства;

Читайте так же:  Можно ли получить возврат за обучение внука

организация, в капитале которой участвует иностранная компания, вправе совершать сделки, приводящие к установлению контроля иностранного инвестора над хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение, при условии согласования такой сделки с уполномоченным органом;

изменениям законодательства, устанавливающего правовой режим иностранных инвестиций в части использования налоговых льгот, не может быть придана обратная сила, если такие изменения ухудшают положение иностранного инвестора (созданной в Российской Федерации коммерческой организации с иностранными инвестициями) в длящихся правоотношениях, связанных с реализацией инвестиционного проекта;

само по себе прекращение участия иностранного акционера в российской организации к моменту выплаты причитавшихся ему дивидендов не препятствует применению к этому доходу пониженной ставки налога, предусмотренной международным соглашением об избежании двойного налогообложения;

право на применение пониженной ставки налога при выплате дивидендов, предусмотренное международным договором, не утрачивается в случае присоединения иностранного акционера, вложившего необходимую сумму в капитал российской организации, к другой иностранной компании;

налоговые льготы, предусмотренные международными договорами Российской Федерации, не предоставляются в отношении трансграничных операций, главной целью совершения которых являлось получение дохода ее участниками исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды (создания благоприятных условий налогообложения) в отсутствие намерения осуществлять экономическую деятельность;

льгота по уплате таможенной пошлины при ввозе на таможенную территорию товара, являющегося вкладом в уставный капитал предприятия с иностранными инвестициями, предоставляется вне зависимости от момента перехода права собственности на товар от иностранного участника к российской организации;

арбитражный суд Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению спора о взыскании суммы долга по обязательству, в отношении которого произведена уступка права (требования) и при наличии пророгационного соглашения о рассмотрении в иностранном суде споров, вытекающих из соглашения об уступке;

документы, связанные с осуществлением субъектом предпринимательской и иной экономической деятельности и составленные на территории иностранного государства (договоры, счета, товаротранспортные документы и т.п.), не являются официальными документами и, следовательно, по общему правилу не требуют обязательного удостоверения в виде консульской легализации или проставления апостиля.

Источник: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/50217.html/

Защита прав инвесторов.

Другим направлением укрепления юридических гарантий прав иностранных инвесторов является отказ государства от принципа исключительности рассмотрения дел только государственными судами. Проявляется это в том, что государство, заключая двухсторонние инвестиционные соглашения с иными государствами, предусматривает оговорку о том, что в случае возникновения споров между инвесторами различных государств, разрешение таких споров должно происходить в международных коммерческих арбитражных институтах. Это повышает доверие к России как государству, принимающему инвестиции.

Есть подобного рода нормы и во «внутреннем» законодательстве. Так, Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» содержит норму, согласно которой в случае возникновения спора между государством и иностранным инвестором, разрешение такого спора может быть передано третейскому суду (в том числе международному арбитражному институту) в соответствии с условиями основного соглашения (имеется в виду в соответствии с третейской оговоркой, которая содержится в основном соглашении). Таким образом, в данном случае допускается отказ государства от юрисдикционного иммунитета. Однако согласно указанному Закону разрешение спора международным коммерческим арбитражем возможно только в связи с исполнением, прекращением и недействительностью таких соглашений. То есть в том случае, если спор возник в связи с заключением соглашения о разделе продукции, он не может быть передан на разрешение третейского суда. Это означает, что в данном вопросе российское государство не желает отка9.2. Договоры в сфере международной инвестиционной деятельности

зываться от исключительной подсудности этих споров государственным судам.

Видео (кликните для воспроизведения).

Как правило, при заключении двухсторонних инвестиционных соглашений с иными государствами Россия предусматривает, что в качестве третейского суда, разрешающего споры, выступает Международный институт Стокгольмской торговой палаты либо третейский суд ad hoc, который создается в соответствии с регламентом ЮНСИТРАЛ. Однако из этой практики есть и исключения. К примеру, в соответствии с договором, заключенным между США и Россией, после присоединения России к Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими иностранными лицами (Россия присоединилась к конвенции в 1992 г.), эти споры могут быть рассмотрены в Центре по урегулированию инвестиционных споров, созданным в соответствии с Конвенцией.

При заключении договора Россия и США предусмотрели принцип неизменяемости и бесповоротности решения третейского суда, разрешающего инвестиционный спор. При этом решение, принимаемое третейским судом, должно основываться на применимых принципах и нормах международного права. Само решение является окончательным и будет иметь обязательную силу. Все приведенные положения договора довольно типичны и характерны для международных двухсторонних инвестиционных договоров, заключаемых и иными государствами.

Источник: http://studme.org/193334/pravo/zaschita_prav_investorov

Сколько стоит судебная реформа

Российские деловые круги и ответственные за экономический рост власти представляют идеальную судебную систему одинаково. Для них это площадка, где справедливо разрешаются гражданские и административные споры, а производство по уголовным делам идет с соблюдением всех процессуальных гарантий. Система своими решениями вырабатывает правила игры, исключает возможность внесудебного давления и поэтому пользуется уважением и доверием. Надежные, быстрые и предсказуемые решения судей обеспечивают защиту прав собственности. В экономику благодаря этому приходят длинные деньги инвесторов, убежденных, что они найдут защиту у объективного и непредвзятого арбитра в случае конфликта.

Эта линия аргументации используется властью и бизнесом так часто, что уже стала аксиомой. Но давайте подвергнем ее сомнению. Так ли важна судебная система для экономического роста? Если общество, бизнес и власти объединяет желание роста реальных доходов, почему мы еще не провели все возможные структурные реформы судебной системы, чтобы приблизить ее к идеальной модели?

На первый, наивный, взгляд мы и так близки к идеальной модели: российские арбитражные суды – одни из самых быстрых и в то же время специализированных, согласно сравнительному исследованию ОЭСР. Из международных сопоставлений можно сделать вывод, что ваш вопрос рассмотрит судья-профессионал в сжатые сроки.

Источник: http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/11/27/817342-sudebnaya-reforma

Судебная выгода

В ближайшее время в «Деловой России» пройдет обсуждение законопроекта «О финансировании судебных расходов третьими лицами». Документ подготовила рабочая группа юристов и адвокатов. Однако о необходимости развития судебного финансирования давно говорят и представители судебной системы, и руководство минюста.

«Очевидно, что нам не хватает такого института, как возможность заранее заключить соглашение между лицом, ведущим дело, членами группы и, возможно, третьими лицами, которые могут проинвестировать и помочь с расходами», — сказал не так давно заместитель министра юстиции Денис Новак.

На практике механизмы судебного инвестирования уже нарабатываются. Например, в интернете уже создан специальный ресурс PLATFORMA, где любой гражданин сможет оставить заявку, чтобы найти судебного инвестора или адвоката, согласного работать в счет будущей победы. В случае победы все расходы возмещает проигравшая сторона. Кроме того, юрист или инвестор получает процент от взысканной компенсации.

Читайте так же:  Уклониться от выплаты алиментов

Из более 700 заявок на судебные инвестиции, поступивших за два года, 20 процентов касались защиты прав потребителей. Самые распространенные поводы: жалобы на услуги связи, банковские и страховые услуги, такси, навязывание услуг. Еще 11,5 процента дел касались разводов и раздела имущества. Жалуются граждане и на медицинские услуги: 3 процента исков. В лидерах среди ответчиков пластические хирурги и стоматологи.

Есть примеры выигранных, благодаря новой схеме, процессов. Одно из громких дел: недавно Санкт-Петербургский городской суд постановил присудить российской фристайлистке Марии Чаадаевой (Комиссаровой) 3 млн рублей компенсации морального вреда от клиники, в которой она проходила реабилитацию. Медики-коммерсанты пообещали за год поставить спортсменку на ноги. Буквально. Ведь после травмы звезда российского фристайла не может ходить. Естественно, лечение было не бесплатное, а очень дорогое.

Увы, полтора года ежедневных занятий в тренажерном зале клиники в Испании никакого результата не дали. Если бы медики были честны и сказали, что не могут гарантировать результата, к ним бы претензий не было. Но заманивать человека, прикованного к инвалидному креслу, на дорогое лечение красивыми обещаниями, мягко говоря, непорядочно.

Как расценили эксперты PLATFORMA, по сути, это была навязанная услуга, основанная на недостоверной информации, которая повлекла за собой многомиллионные траты. Поэтому инвесторы профинансировали иск. Однако в целом, как подчеркивают эксперты, пока подобные проекты — дело для инвесторов рискованное. С одной стороны, клиент может отказаться отдавать деньги с выигрыша, с другой — суд может значительно срезать судебные расходы и занизить компенсации. Поэтому, по мнению авторов проекта, необходимо внести специальные нормы в законодательство.

«Основная цель законопроекта — предоставить защиту как стороне спора, привлекающей финансирование, так и судебному инвестору и соблюсти при этом баланс интересов, — говорит руководитель рабочей группы по подготовке проекта адвокат Ирина Цветкова. — Мы предложили, в частности, закрепить в части второй ГК РФ отдельный вид договора — соглашение о финансировании судебных расходов стороны спора. Это письменный многосторонний договор, в соответствии с которым инвестор обязуется полностью или частично профинансировать судебные расходы и издержки финансируемой стороны, а финансируемая сторона соглашается уплатить инвестору вознаграждение, определенное соглашением. Законодательное закрепление соглашения о финансировании судебного процесса как отдельного вида договора ликвидирует неопределенность правовой природы соответствующего договора и минимизирует риски».

Предполагается, что договор будет трехсторонним. Его подпишут истец, его адвокат, а также инвестор. По словам советника Федеральной палаты адвокатов России Сергея Бородина, сфера финансирования судебных расходов третьими лицами является сегодня востребованной, но, к сожалению, прямо не урегулированной и не озвученной в нормативных актах.

«В связи с этим фиксация такого правового института в действующем законодательстве позволит снять многие вопросы, связанные с различной оценкой судами этих отношений, обеспечит их легализацию и устойчивость, — говорит Сергей Бородин. — В то же время новые нормы не должны входить в противоречие с действующими правилами и принципами, по возможности вписаться в действующее регулирование».

Источник: http://rg.ru/2019/11/04/grazhdane-smogut-nanimat-advokatov-na-dengi-investorov.html

В России появятся инвестиционные суды

ИА SakhaNews.

В России появятся инвестиционные суды. Об этом рассказал «Известиям» замминистра по развитию Дальнего Востока Александр Крутиков. Соответствующий законопроект уже подготовлен Минвостокразвития.

Новый суд будет создан в качестве ветви уже существующего арбитражного. По умолчанию в нем будет применяться российское административное право, однако инвесторы при заключении договоров смогут выбрать любое другое. Также он может быть наделен компетенцией в области уголовного права.

Нововведение призвано привлечь иностранных инвесторов, которым неудобно работать в условиях российского арбитража, путем создания понятных механизмов и инфраструктуры для защиты прав международных инвесторов. Предполагается, что инвестиционный суд сможет также разрешать споры в рамках государственно-частного партнерства и проекта «Дальневосточный гектар».

Первый такой суд появится во Владивостоке и будет рассматривать споры резидентов территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток. В такие же суды смогут обращаться участники специальных административных районов (САР) во Владивостоке и Калининграде.

Судьи СИС должны будут иметь опыт работы как в судебной системе, так и в частной практике или в бизнес-среде, с общим юридическим стажем не менее 15 лет. Также для новой должности потребуется опыт работы в финансовой или банковской сфере России и свободное владение английским языком. При этом отсутствие опыта работы в качестве арбитра не помешает занять должность судьи СИС. На первоначальном этапе функционирования новым органам будет необходимо не более 20 судей.

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий:

ЧТО ВЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ, ЕСЛИ ХОТИТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ

Комментарии на портале SakhaNews удаляются, если они содержат:

Комментарии, нарушающие правила поведения на портае, удаляются без предупреждения. При вторичном размещении уже удалённого сообщения, модератор вправе заблокировать («забанить») пользователя.

Почему вы не можете оставить свой комментарий?

  • Администрация портала оставляет за собой право по собственному усмотрению или решению автора закрыть материал для комментирования.
  • Возможно, вы попали в черный список.

Источник: http://www.1sn.ru/216247.html

В России появятся инвестиционные суды

В России появятся инвестиционные суды. Об этом рассказал «Известиям» замминистра по развитию Дальнего Востока Александр Крутиков. Соответствующий законопроект уже подготовлен Минвостокразвития.

Новый суд будет создан в качестве ветви уже существующего арбитражного. По умолчанию в нем будет применяться российское административное право, однако инвесторы при заключении договоров смогут выбрать любое другое. Также он может быть наделен компетенцией в области уголовного права.

Нововведение призвано привлечь иностранных инвесторов, которым неудобно работать в условиях российского арбитража, путем создания понятных механизмов и инфраструктуры для защиты прав международных инвесторов. Предполагается, что инвестиционный суд сможет также разрешать споры в рамках государственно-частного партнерства и проекта «Дальневосточный гектар».

Первый такой суд появится во Владивостоке и будет рассматривать споры резидентов территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток. В такие же суды смогут обращаться участники специальных административных районов (САР) во Владивостоке и Калининграде.

Судьи СИС должны будут иметь опыт работы как в судебной системе, так и в частной практике или в бизнес-среде, с общим юридическим стажем не менее 15 лет. Также для новой должности потребуется опыт работы в финансовой или банковской сфере России и свободное владение английским языком. При этом отсутствие опыта работы в качестве арбитра не помешает занять должность судьи СИС. На первоначальном этапе функционирования новым органам будет необходимо не более 20 судей.

Источник: http://1ul.ru/city_online/ekonomika/news/v_rossii_poyavyatsya_investicionnye_sudy/

Защищать не значит запрещать

20 сентября Банк России разослал участникам финансового рынка новый вариант законопроекта о категоризации инвесторов, в котором число категорий сократилось по сравнению с версией, прошедшей первое чтение, с четырех до трех – особо защищаемый неквалифицированный инвестор, простой неквалифицированный инвестор и квалифицированный инвестор.

Читайте так же:  Кредитная карта от ренессанс кредит банка

Дискуссия о том, как выстроить защиту российских инвесторов на финансовом рынке, длится уже несколько лет. Еще в июне 2016 г. Банк России выпустил доклад для общественных консультаций, где сформулировал подход, при котором защита инвесторов – один из ключевых элементов стратегии развития финансового рынка. Как было указано в докладе, использование гражданами финансовых инструментов «должно быть направлено на удовлетворение их потребностей и осуществляться с обеспечением защиты прав потребителей финансовых услуг, а также с реализацией комплекса мер по повышению доступности финансовых услуг и уровня финансовой грамотности населения».

С точки зрения Центробанка, граждане неохотно инвестируют в финансовый рынок из-за убытков, полученных ими в результате недостаточной финансовой грамотности при использовании сложных инструментов, и поэтому нуждаются в особом механизме защиты своих прав на финансовом рынке. Отрицательный опыт приводит к потере доверия к финансовой системе страны в целом, так как передается широкому спектру потенциальных потребителей финансовых услуг. В результате финансовый рынок в массовом сознании представляется игрой с нулевой суммой, своеобразным казино, что поддерживается бизнес-моделями поставщиков финансовых услуг (порою сводящихся к прямому обману клиентов вплоть до создания финансовых пирамид), зачастую не заинтересованных в результатах инвестирования клиентов.

Предлагая новую систему категоризации инвесторов на финансовом рынке, Банк России исходит из того, что текущая система не решает поставленной задачи. Центробанк считает, что ситуацию возможно изменить путем применения другой, более подробной, категоризации и прямого запрета инвестирования в некоторые финансовые инструменты для категорий инвесторов, считающихся «слабыми». Прежде всего, речь идет о тех, кто не обладает значительным объемом свободных для инвестирования средств; в отношении их вводится своеобразный имущественный ценз по доступу на рынок. Если у инвестора на брокерском счете менее 1,4 млн руб., то он может без ограничений инвестировать лишь в ценные бумаги российских эмитентов, входящие в котировальные списки, инвестиционные паи, не ограниченные в обороте, а также облигации, не включенные в котировальные списки, но имеющие определенный рейтинг. При этом маржинальные сделки запрещены. Расширить диапазон инвестиций возможно только после прохождения тестирования у брокера с положительным результатом.

Брокерское сообщество предсказуемо возмутилось: по некоторым оценкам, для 90% их клиентов жизнь уже не была бы прежней. Обе СРО на финансовом рынке – НАУФОР и НФА – написали совместное письмо Банку России и Госдуме. ЦБ обещает выйти с обновленными предложениями: первый зампред Банка России Сергей Швецов на форуме «Финополис» пообещал вернуться к двум категориям классификации инвесторов. Поиск компромисса продолжается.

Все это наводит на мысль – а тот ли это инструментарий, который необходим для развития российского финансового рынка? Правильно ли диагностирована проблема и верное ли предложено решение? Возможно ли так ограничить доступ на рынок, чтобы при этом улучшить доступность финансовых услуг?

Центробанк говорит, что играет вдолгую, стимулируя переход от рынка-казино к полноценному рынку капитала. Однако для развития финансового рынка в качестве эффективного трансмиссионного механизма сбережений в инвестиции гораздо важнее не правила доступа на него, но качество самих финансовых инструментов: доходность и волатильность акций и облигаций, доступность инструментов хеджирования. А второе скорее зависит от качества эмитентов и защиты прав миноритарных акционеров, что, в свою очередь, зависит от пресловутого делового климата и качества работы правоохранительной и судебной системы. В первую очередь недоверие к рынку берется именно оттуда: от того, что для государства всегда есть вещи поважнее фондового рынка.

Означает ли это, что с защитой инвесторов все в порядке и ничего тут менять не надо? Конечно же, нет. Намерение Центробанка стимулировать клиентов повышать уровень финансовой грамотности, безусловно, верное. Ведь клиент, как правило, теряет свои деньги не потому, что купил «неправильную» (например, иностранную) акцию или, скажем, фьючерс на валюту, а скорее потому, что совершает много лишних движений. И нет разницы, с «безопасной» ли акцией «Газпрома» или с «опасной» Google: несколько раз неудачно купив и продав акцию «с плечом», клиент часто теряет свои деньги вне зависимости от того, в каком котировальном списке находится или не находится та или иная акция. Встречаются и случаи прямого обмана клиентов.

Возможно, регулятору стоит подумать не только над тем, как бы побольше запретить, но и как активнее и точнее выполнять свою защитную функцию на рынке. Повысить доступность не только финансовых услуг в отдаленной перспективе, но и своих услуг по защите от случаев откровенного мошенничества и неправильных продаж – когда клиентам, хоть и законно, но чересчур агрессивно, навязывается не подходящий им продукт. Для этого не нужны новые законы: для этого более важна точная и быстрая реакция регулятора.

Отстаивание своих интересов в судах в существующих условиях для рядовых российских граждан задача практически невозможная: слишком велики издержки и слишком уж неравны переговорные силы сторон. В то же время у регулятора есть достаточно информации и компетентного персонала, чтобы оперативно решать проблемы защиты инвесторов в частных случаях, создавая тем самым прецеденты и на основе их реально действующие лучшие практики. Клиенты должны научиться видеть в регуляторе защитника своих интересов, к которому они могут обратиться. Подробный публичный разбор тех случаев, где, с точки зрения регулятора, клиенты пострадали ввиду недобросовестных практик, поможет гораздо быстрее сформировать изменение бизнес-моделей финансовых посредников и повысить доверие к рынку со стороны массового инвестора, чем ограничения «для его же пользы».

Развитие регулирования по пути патернализма, когда за гражданина решает государство, ограничивая его права, вряд ли поможет формированию активного образованного инвестора. Развитие же защиты потребителей услуг как сервиса является более современным и снимает излишнюю нагрузку с организаций – финансовых посредников, которые смогут самостоятельно выстраивать систему обучения и продаж, исходя из принципов добросовестности и лучших практик (и в этом направлении Банк России уже делает заслуживающие внимания шаги), тем самым заботясь о долгосрочных результатах инвестиционной деятельности клиентов. Возможность свободно распоряжаться своими деньгами – одна из базовых свобод человека: не стоит ее ограничивать.

Автор — президент ACI Russia — The Financial Markets Association

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/10/18/814019-zaschischat-zapreschat

Суды для защиты прав инвесторов появятся в россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here